hamzevich (hamzevich) wrote,
hamzevich
hamzevich

О гибели Ту-154

   Опять заговорили о вине в катастрофе экипажа Ту-154, самолета, который, конечно, следовало снять с эксплуатации  ещё тридцать лет назад. Но не по показателям надежности, а по экономичности, безнадежно отставшей от иных моделей этого класса.
    Я не представляю авиакатастрофу, у которой была бы только одна причина – дублирование всех сколь-либо важных систем техники и перекрестный взаимоконтроль различных служб эксплуатации не позволяют этого. Даже взрыв бомбы на борту может быть только одной из причин: обязательно ещё грубейший прокол в работе как минимум двух служб аэропорта.
    А любая катастрофа, связанная с отказом техники, имеет длиннющую цепочку причин. От конструктора, малость промахнувшегося в расчете, или рабочего «не докрутившего гайку», через «зевок» службы контроля завода, пропустившей дефект, и служб эксплуатации, допустивших вылет, до членов экипажа, сделавших неверные движения.
   Выпадает из цепочки любое звено – и катастрофы нет. Если неверно сработал бортинженер – выключил ошибочно в аварийной ситуации не отказавший двигатель, а соседний, но, при этом,  безошибочно сработал пилот и виртуозно посадил самолет на одном двигателе, повредил машину, но спас всех – это уже не «катастрофа», а «авиапроисшествие». Таких  событий бывает десятки на одну завершенную катастрофу.
    Если безукоризненно сработал весь экипаж, и пассажиры даже не заметили происшедшего, то это уже просто «предпосылка к авиапроисшествию» - случай, требующий тщательного расследования и принятия мер. Таких случаев уже сотни на одну катастрофу.
    Не знаю, как там «за бугром» организовано расследование перечисленных происшествий: я ушел из авиации, когда еще даже лизинг вражеских машин не начинался, но наша система расследования в ведомственном треугольнике МАП – МГА – МО  вовсе не выявляет истинных причин. Впрочем, правильно будет сказать «не выявляла в мое время»: уйдя из авиации, я совершенно перестал интересоваться происходящим в ней. Надеюсь, что хоть тут-то были изменения к лучшему.
    В обязанности технарей моего уровня, входило участие в комиссиях (подписание актов) по расследованию «предпосылки к авиапроисшествию». Однако, ведомственная комиссия в составе представителей служб, вероятно причастных к происшествию, отнюдь не заинтересована в поиске истины. Условно говоря, над круглым столом витает не вопрос «В чем причина?», а вопрос «На кого будем списывать?». Теоретически, конечно, может найтись честный товарищ и заявить: «Да, это мы – моя служба - виноваты в происшедшем!». Но, такое возможно лишь один раз – руководитель его службы сделает выводы и  никогда, ни в какой комиссии этот инженер уже участвовать не будет.
    Комиссия  это борьба профессионализмов – знания матчасти не только своей службы, но и смежников-противников. Тот, кто защитит свою службу и утопит другую – будет поощрен руководителем. Т.е. вместо расследования идет просто поиск слабого звена, и комбинации союзов зависят от конкретных обстоятельств.
    Например, если в порту приписки «заводской» обязательно противостоит инженеру АТБ, то, вылетая с ним, в транзитный порт, за застрявшей там машиной, мне нет никакого резона топить «свою» АТБ, даже если причина  очевидна. Разумно постараться перевесить «предпосылку» на одну из местных служб (разумеется, о фактической причине бывает доложено начальству, но с глазу на глаз).
    При более тяжелых происшествиях искомая причина вообще растворяется в тумане, ибо возрастает  уровень представительства. Всю работу, разумеется, ведут все те же технари, но в комиссиях фигурируют уже главы служб и предприятий.
    Тут уже начинается политика, порою непонятная прямолинейным технарям, ибо «жить надо дальше, и жить надо всем». И, чаще всего, в расследовании катастроф ведомственными комиссиями  «слабым звеном» оказывается экипаж – естественно, он же не вернется с того света, чтоб отстаивать свою невиновность!
  Повторюсь, нет катастроф, в которых не был бы повинен экипаж. Хотя бы тем, что командир принял решение лететь – если б выпили дружно по кружке пива в буфете и отстранились от рейса, самолет остался бы на стоянке. Но, равно, нет катастроф, в которых повинен только экипаж. Все катастрофы – цепочки разгильдяйства и непрофессионализма обязательно ряда людей.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments