hamzevich (hamzevich) wrote,
hamzevich
hamzevich

Приватизацию расторгаем

     Читателей, ожидавших информацию «из зала суда» 12 апреля, прошу извинить: такой репортаж был бы скучным, а для интересующихся юридическими подробностями выложу всё, как только получу решение.
     Заседание прошло так же нудно, как и большинство из нескольких десятков, в которых мне приходилось участвовать. Судья был внимателен, строг и справедлив. Представитель истца честно отработал положенное. Прокурор скороговоркой произнес умные слова. И даже девочка, представлявшая ответчика – Городскую Думу, на «отлично» оттараторила подготовленное домашнее задание.  Чуда не случилось и на этот раз. Заявитель получил ответ Государства на свой вопрос. В переводе с юридического языка на русский ответ звучит так: «Все у нас устроено правильно, так что иди, Бычий Х.., и работай!»
[анекдот]Подходит к вождю племени расстроенный индеец и говорит:

- Вождь, почему у белых такие красивые имена – Билл, Джек, Фил, а у нас никуда не годятся?

- Зачем ты так? У нас очень красивые имена – Зоркий Сокол, Быстроногий олень… Так что иди, Бычий Х.., и работай.

     Уважаемое Государство, если к тебе обращается гражданин, заявляя о возникшей проблеме, то твоим чиновникам надлежит эту проблему решать (если чиновники получают зарплату не за это, то за что же?), а не топить в казуистике и болтологии, поигрывая мускулами. Иначе, рано или поздно, гражданин ответит тебе «ассиметрично».
     Еще раз повторяю: я простой житель типичного многоквартирного дома, которому от роду столько же лет, сколь и мне – 60. К своему юбилею мой дом выглядел весьма печально, как и большинство домов в стране, ненадлежащее управляемых чиновниками ЖКХ. Понимая, что родной дом требует хозяйского глаза, я приватизировал свою квартиру и организовал ТСЖ.
     Семь лет, в свободное от основной работы время, я занимаюсь вопросами содержания родного дома. Однако, моё нормальное желание собственника сберечь для наследников свою собственность, по-хозяйски содержать свой двор, встречает несколько странную реакцию государства.
     Меня, заплатившего положенные налоги по месту работы, которая меня кормит; заплатившего с избытком налог за квартиру, в которой я живу (по кадастру переоценена в два раза); заплатившего налог за землю, на которой стоит мой дом, обязывают еще платить и налог за то, что я, будучи собственником приватизированного жилья, веду себя как собственник – не плачу кому-то за управление, а сам забочусь о содержании своей собственности.
     Собственника жилья многоквартирного дома обременяют кучей обязанностей, не имеющих никакого отношения ни к содержанию дома, ни, полагаю, к государственным интересам. Девять десятых моего времени, уходящего на решение вопросов ТСЖ, затрачиваются не на организацию содержания и ремонта дома, а на всякую херню, нужную только чиновникам, для оправдания своего существования.
     Я продолжаю  первый  капитальный ремонт нашего дома - обещаный, начатый, и незавершенный государством. Продолжаю его, не привлекая ни копейки государственных средств. А государство в это же время пытается «отжать» используемые при ремонте мои (и моих соседей) кровные деньги, на ремонт чужих домов.
     Государство поучает собственника, как содержать и ремонтировать дом. Да кто ж тебе-то, уважаемое Государство, пятьдесят лет мешал содержать и ремонтировать наш дом? Это не враг забугорный, а ты, уважаемое Государство,  довело его почти до полной разрухи? Это ты, уважаемое Государство, завалило ЖКХ страны, ты расписалось в своей несостоятельности, объявив приватизацию, так какого же черта мешаешь теперь людям делать то, что ты само, уважаемое Государство, делать не умеешь?!
     Самая большая проблема в ЖКХ – не недостаток денег, а само государство – вездесущее присутствие чиновника. Законодательство наше составлено таким образом, что работать не «договариваясь» постоянно с чиновниками низшего уровня, просто не возможно. И в сложившейся  системе именно чиновник низшего уровня является лицом, чьё толкование весьма расплывчато написанных законов является истиной в последней инстанции.
     В предыдущем посте я изложил «Дело о прошлогоднем снеге». Сейчас расскажу уже летнюю историю. Чуть более года назад мой дом получил четыре Предписания от двух Государственных Жилищных Инспекций (одна – городская, другая – республиканская) со списком подлежащих срочному исполнению работ в 10 пунктов.[Spoiler (click to open)]








     Оспаривать Предписания смысла не было: большинство  работ действительно нужно было делать, хотя я мог бы составить и втрое больший список не менее срочных работ. Проблема в том лишь – где взять деньги: государство ведь работы предписывает, а денег не дает.
     Всеми правдами-неправдами мы в срок исполнили предписания ГЖИ, отложив намечавшийся ремонт подъезда и объявив дополнительный сбор с жильцов.
     В процессе этих работ и произошла очередная забавная история с инспектором-фотографом, которым, цитирую, «были проведены контрольные мероприятия по соблюдению санитарного состояния придомовых территорий многоквартирных домов в жилом массиве «Юдино». Заметьте, не территорию только моего дома осмотрел инспектор, но все территории в поселке.[Spoiler (click to open)]




     Инспектор сфотографировал кирпичи от приямка одного из ремонтируемых по предписанию ГЖИ продухов подвала, обозвав это «складированием  строительных отходов». И штрафа мне удалось избежать только потому, что до разбора полетов в Административной комиссии я форсировал работы, и предъявил свои фотографии того же места. Вид отремонтированной стены с отмосткой и объяснения, что кирпичи предназначались для закатки в бетон отмостки (из соображений экономии) удовлетворили комиссию, на этот раз ограничившуюся предупреждением.
     Теперь об инспекции  «санитарного состояния». Вот вид из моего дома на мой двор.
На пустыре между гаражами и забором школы стояли деревянные сараи жильцов нашего дома, напрочь сгоревшие лет пять назад. С тех пор этот пустырь – место свалки хлама жильцами соседних домов.[Spoiler (click to open)]


А навес из дверных полотен, прислоненных к забору школы – убежище для стаи собак, устроенное сердобольными старушками.

     Не знаю, зафиксировал ли инспектор-фотограф  эти «отходы», но все они остаются на месте, потому что предъявлять сии нарушения мне, бесполезно. Я не отвечаю за уборку югозападной части моего двора, так как неведомый мне чиновник совершил «кадастровую ошибку», прирезав участок с нашими сараями к участку соседнего дома, а участок с гаражами к муниципальной территории школы.[Spoiler (click to open)]




     Что предъявил инспектор лицам, отвечающим за содержание этих участков, я не знаю. Какая была реакция - не знаю, вижу только результат, что на фото.. Не знаю, как договариваются с надзорными органами хозяева соседних строений и территорий, но лично я устал от отеческой заботы государства. Я устал зависеть не от Закона, а от наличия порядочности и здравомыслия у чиновника.

     Квартира, в которой я живу, у меня единственная. Так же единственная цель её приватизации - реализация права собственника на участие в содержании общедомовой собственности.  Совершенно не понимаю тех соседей, что приватизировали свои квартиры ещё в девяностых годах, не собираясь ни продавать их, ни управлять своей собственностью: в этом не было никакой иной необходимости.
     Изменения законодательства в ЖКХ, и фактически складывающиеся отношения ТСЖ и Государства убеждают меня, что Приватизация сыграет роль «троянского коня».
     Без хозяйского ухода через двадцать-тридцать лет мой дом прейдет в аварийное состояние. Я к тому времени буду уже достаточно глубоко, чтоб уверенно сказать – мне глубоко наплевать на такое развитие дел.
     Но оставить своим наследникам в наследство обязанность снести аварийный дом за свой счет и затем выбирать между скитаниями по наемным квартирам либо кабалой банка – на такую подлость я не способен, поэтому, сегодня, находясь в здравом уме и твердой памяти, я отправил почтой такое заявление:


 
Tags: приватизация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments